29.10.2020

Пикетмэн-006. Владимир Комов

Штраф: 10 тысяч рублей

Статья: часть 5 статьи 20.2 КоАП

Обстоятельства задержания: одиночный пикет против преследования геев в Чечне у представительства этой республики в Москве 11 октября 2019 года

Анкета пикетчика

— Кто вы? Чем занимаетесь?

Долгое время я занимался профсоюзной борьбой, был организатором в профсоюзе «Университетская солидарность» и в Конфедерации труда России. Сейчас я продолжаю учебу на юридическом факультете. В свободное от учебы и работы время безвозмездно выступаю в качестве защитника в процессах над гражданскими активистами. Я — один из создателей инициативной группы «Action», объединяющей московских ЛГБТ-активистов для коллективных действий, уличной борьбы и общественных кампаний.

Часто ли участвуете в протестах? Что вас заставляет выходить на улицу?

В протестном движении я с 14 лет, в профсоюзной борьбе — более 12 лет. Активизм всегда был для меня неотделим от проблем социальных групп, частью которых я был, будь то рабочий на заводе или открытый гей. Я верю в эффективность общественных кампаний и гражданского давления на власть.

Активисты «Action» в последнее время участвовали во множестве заметных акций: пикетирование посольства Чечни в международный день каминг-аута с целью привлечь внимание к преследованию ЛГБТ+ в этой республике, акции против домашнего насилия, в поддержку Юли Цветковой и т*девушки Мишель, пикеты против законопроекта Мизулиной-Нарусовой.

Лично меня участвовать во всем этом побуждает чувство сопричастности своей социальной группе. Необходимость защищаться самому и защищать других от произвола российских властей сейчас крайне актуальна. По всем фронтам дискриминируют ЛГБТ-людей, параллельно пытаясь подвести под эти противоправные деяния шаткие основания в виде новых бесчеловечных законов.

Что конкретно происходило в день акции, где вас задержали?

На акциях протеста меня многократно избивали и задерживали. Обычно мне удавалось доказать свою невиновность и отстоять свои права, но в 2019 году меня впервые не просто задержали, а признали виновным в административном правонарушении. Это было возле представительства Чечни 11 октября. Меня поджидал полк ОМОНа в засаде, хотя я всего лишь вышел на одиночный пикет с плакатом «Убийства геев в Чечне – наша общая трагедия». Вместе со мной силой схватили еще 10 активистов, а до этого провокаторы из НОДа пытались сорвать акцию.

В действиях полиции явно просматривались как предвзятое отношение к ЛГБТ+, так и предварительная подготовка нападения. Правоохранители увлеклись в желании «оформить» сексуальную ориентацию задержанных против них. Их документы представляли акцию не как протест против репрессий и травли, а как запрещенную пропаганду «нетрадиционного сексуального образа жизни», «нетрадиционных сексуальных меньшинств», «тем самым создавая негативный образ в отношении российского государства». Это одно из многих проявлений предвзятого отношения полиции к ЛГБТ-людям в нашей стране, и такое отношение угнетает каждого представителя ЛГБТ.

Что думаете происходящем сейчас в стране? Какие перспективы видите?

Полицейские озверели, «оставление в отделении» и другое давление на суд зачастую предопределяет решения судей. Совсем недавно на одну из моих подзащитных — трансгендерную активистку — ОМОНовцы напали в здании Тверского районного суда, ее избили, а мне порвали пиджак. Еще через день пришедшим поддержать нас в Мосгорсуде противостояло несколько десятков росгвардейцев.

Акции все чаще заканчиваются, не успев начаться, из-за задержаний или провокаций со стороны прокремлевских активистов. Новые законы чудовищны, развязывают руки для произвола полиции. Например, обвинения в распространении порнографии поставлены на конвейер, становятся привычным карьерным трамплином для силовиков. Такие случаи, как дела канала «Real Talk», Мишель и Юлии Цветковой показывают: то, что раньше правоохранители обзывали «гомопропагандой», сегодня классифицируют уже как «сексуальное преступление».

Фабрикация дел и аресты невинных людей уже не являются чем-то неожиданным для российского общества, однако новым веянием в политическом прессинге стало слияние акта медийного убийства (оболгание неугодного человека в желтой прессе) и статьи УК.

Однако планы властей путем дискриминации различных социальных групп создать общенационального врага провалились. Я все чаще встречаю мнение, что нельзя поступаться правами своего сообщества, будь то ЛГБТ-люди или иная общность, потому что с нападения на одного начинается атака на всех. Растет количество протестующих, участникам «Action» и других инициатив удается находить новые формы для акций, и все больше людей готовы поддержать задержанных в судах или оштрафованных через такие важные и нужные проекты, как «Пикетмэн».

Владимир Комов — это псевдоним, но настоящее имя «Пикетмэна-006» нам известно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *