28.11.2020

Пикетвумэн-008. Эльвира Бутакова

Штраф: 10 тысяч рублей

Статья: часть 5 статьи 20.2 КоАП

Обстоятельства задержания: одиночный пикет в поддержку Алексея Навального в Казани 21 августа 2020 года

Анкета пикетчика

— Кто вы? Чем занимаетесь?

Мне 59 лет. С 1984 года по 2011 год работала торакальным хирургом в Республиканском противотуберкулезном диспансере . В 2006 году оформлена пенсия за выслугу оперирующим хирургом (год за полтора), с 2011 года я неработающая пенсионерка — ушла на пенсию из-за профессионального заболевания и его осложнений. Живу с сыном 23 лет, победителем школьных и студенческих всероссийских и международных олимпиад по химии, сейчас он аспирант 2 курса КФУ, полгода назад защитил кандидатскую диссертацию.

— Часто ли участвуете в протестах? Что вас заставляет выходить на улицу?

Опыт участия в протестных акциях у меня со времен перестройки, когда я являлась сторонницей Демократического фронта. Тогда же начала работать наблюдателем на выборах. С конца нулевых стараюсь принимать участие практически во всех акциях, организуемых местными отделениями тех партий, которые мне близки идеологически. Это «Парнас», «Яблоко», Штаб Навального, несистемная либеральная оппозиция. Принимала участие как в санкционированных митингах и массовых пикетах, так и в несогласованных.

— Что конкретно происходило в день акции, где вас задержали?

21 августа из твиттера я узнала, что в 14:00 часов на улице Баумана будут проходить одиночные пикеты в поддержку Навального, с требованием отправить его на лечение за границу и провести расследование его отравления. В том, что кома — результат отравления, у меня, врача, сомнений не вызывало. Зато вызывало бешенство вранье про гипо/гипергликемическую кому и про нетранспортабельность больного с нарушенным обменом веществ. Мне, как врачу, было ясно, что власть намерена довести его до летального исхода. Я пошла протестовать против этого убийства, нарисовав на листке А4 слова «Я/МЫ Навальный», подчеркивая, что власть, отравляет и убивает Навального так же, как и всех нас.

Были сменяемые пикеты. Я встала со своим плакатиком по очереди 4-й , постояла, поперекалась с полицейским о том, что одиночный пикет — это разрешенное мероприятие, не требующее согласования. Постояла, затем свернула плакат и ушла, освободив место следующему пикетчику. На автобусной остановке рядом я зашла в рейсовый автобус. Через 5 минут тронувшийся автобус перегородила полицейская машина, зашли двое вооруженных до зубов омоновцев и заставили меня выйти из автобуса из -за участия в митинге (!).

Меня отвезли в отделение на полицейской машине, там продержали почти 4 часа вместе с другими четырьмя задержанными на этом сменяемом пикете, запретили передачу воды, угрожали, что если приедет сын с едой и водой, то задержат и его. Потом вдруг сменили тон и согласились на передачу еды, но вместо этого отпустили с протоколом по статье 20.2 часть 2-я («организация публичного мероприятия»), с обязательством явиться в суд 25 августа (уже в суде 2-ю часть, предполагающую арест, заменили на 5-ю). Нам, задержанным, помогал юрист от «Апологии Протеста» Данил Нургалеев.

— Что думаете происходящем сейчас в стране? Какие перспективы видите?

Я являюсь категорической противницей нынешней власти, федеральной и республиканской, считаю их узурпаторами. Считаю их внешне — и внутриполитический, экономический курс пагубными для страны, а их мракобесно-милитаристскую идеологию разрушительной для российского народа. Я смогла убедить своего единственного сына не уезжать на учебу за границу (а как серебряный победитель международной химической олимпиады он имел сертификат на поступление в любой ВУЗ мира), я поддерживала его фанатичную любовь к научным исследованиям.

Наука сегодня — это не местечковый междусобойчик, достижения возможны лишь при тесном международном сотрудничестве. А враждебная всему миру политика изоляционизма, продвигаемая Путиным и компанией, экономическая стагнация и нарастающие финансовые проблемы будут непреодолимым препятствием в научной деятельности, в финансовом и материально-техническом обеспечении исследований, что может заставить его эмигрировать, как это сделали практически все его близкие друзья.

Я против этой власти, которая может отнять у меня сына — как посадить его за антипутинские убеждения и участие в несогласованном мероприятии, так и вынудить его эмигрировать. Я выхожу на акции, потому что верю, что из искры возгорится пламя, так как это уже было в перестроечное время. Было тогда, будет снова!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *