20.04.2021

Пикетвумэн-018. Анна Щетникова

Штраф: 15 тысяч рублей

Статья: часть 5 статьи 20.2 КоАП

Обстоятельства задержания: одиночный пикет в поддержку Юлии Цветковой в Москве 27 июня 2020 года

Анкета пикетчика

— Кто вы? Чем занимаетесь?

По основному занятию — учусь на историка в московском ВУЗе, который нельзя называть, чтобы не навредить его репутации :). Стараюсь по возможности волонтерить в некоммерческих правозащитных организациях (Сахаровский центр, «ОВД-Инфо»).

Часто ли участвуете в протестах? Что вас заставляет выходить на улицу?

Довольно регулярно — с начала этого года насчитала акций 10, считая маленькие метропикеты. Почему выхожу? Обычно это значит, что моя злость или возмущение превысили страх перед возможным неприятным общением с полицией.

С одной стороны, я верю, что даже в России общественный резонанс иногда помогает добиться непринятия какого-то закона или хотя бы смягчения приговоров по политическим делам, и протестные акции — это важный способ создания и поддержки такого резонанса. Но часто, к сожалению, я выхожу на улицу в первую очередь от бессилия: потому что происходит совершенный ад, как дело «Сети». Ты сделать ничего с этим не можешь, но пикет — хотя бы какой-то способ выплеснуть эмоции.

— Что конкретно происходило в тот день, когда вас задержали?

В тот день должна была быть пикетная очередь в поддержку Юлии Цветковой у памятника Крупской на Сретенском бульваре. Было заранее не очень понятно, как отреагирует полиция. Так получилось, что я встала в пикет первая. Ко мне сначала подошло несколько журналистов, и где-то через минуту — сотрудники полиции. Сначала просто попросили соблюдать социальную дистанцию, окружающие разошлись на полтора метра, потом подумали и попросили пройти с ними. После меня еще несколько человек попробовали встать в одиночные пикеты, их по очереди забирали, а потом стали уже просто забирать людей, сидевших на лавочках.

Забавно, что всем задержанным потом написали штрафы за нарушение эпидемиологических норм, хотя мы приходили в перчатках и масках, зато решение посадить в один автозак 18 человек никого не смутило.

Полицейские, кажется, сами удивились, что задержали 18 девушек, вели себя довольно корректно, хотя долго не пускали в отделение защитников и отказывались пояснять, за что конкретно мы задержаны. В нашем ОВД всем написали протоколы за нарушение эпидемиологических норм и нескольким людям — по части 2 статьи 20.2.

На самом деле, у меня даже остались от этих семи часов в автозаке и отделении приятные воспоминания — я познакомилась с 17-ю классными, смелыми девушками, которые знают свои права и умеют поддерживать друг друга, которым не все равно; с защитницами из «ОВД-Инфо» (огромное им спасибо!), которые несколько часов добивались того, чтобы к нам попасть. Кроме них были еще неизвестные мне люди, передавшие нам невероятное количество еды и воды.

— Что думаете происходящем сейчас в стране? Какие перспективы видите?

Сложный вопрос: с одной стороны, есть вот эти сети солидарности (отдельное восхищение чатом «Передачи. Москва») и есть ощущение, что они становятся только крепче — у меня в родном городе (Новосибирске) только что удалось избраться в Горсовет классным местным активистам и активисткам, и это позволяет надеяться на возможность изменений к лучшему, потому что есть неравнодушные и смелые люди.

С другой стороны, заходишь почитать «Медиазону»— и просто страшновато здесь жить. Иногда кажется, что все протесты приносят только новые уголовки, а режим не слабеет. Хочется надеяться на то, что весна в эту ледяную избушку все-таки ворвется, но получается не всегда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *