07.08.2020

Я — Пикетмэн

Здравствуйте! Рад видеть вас на нашем сайте!

Меня зовут Илья Азар, я — журналист «Новой газеты» и муниципальный депутат района Хамовники.

Но еще (как-то так вышло) я — Пикетмэн!

Недавно телеканал «Дождь» снимал сатирическую программу «Навсегда» о России в 2036 году и попросил меня поучаствовать в ней в роли человека, который стоит в одиночном пикете (времена изменились, и делать это можно уже только в подвалах с текстом, написанном белым фломастером на белом листе ватмана) против вечного Путина. Перед выходом программы меня спросили, как меня подписать, и я пошутил, что «пикетмэном».

На «Дожде» так и сделали.

В каждой шутке есть только доля шутки, ведь в последнее время (к сожалению или к счастью) я больше ассоциируюсь не с текстами, а с одиночными пикетами.

Как так вышло? В прошлом году я объявил одиночные пикеты в поддержку Ивана Голунова на Петровке, 38, создал в фейсбуке ивент, и понеслось. Через месяц мы с коллегами, муниципальными депутатами, одиночными пикетами у Мосгоризбиркома поддерживали независимых кандидатов в Мосгордуму. В августе мы стояли в пикетах за прекращение «Московского дела» и освобождение его фигурантов, в том числе у Администрации президента вместе с актерами, вышедшими за Павла Устинова.

Стояли, потому что во-первых, одиночный пикет — это единственная форма публичного политического мероприятия, которую нельзя запретить/не согласовать, а во-вторых, потому что человек с плакатом — это сила. Выйти на митинг просто — там много людей, и можно раствориться в толпе, там ты следуешь за лидерами, за выступающими. Одиночный пикет — это совсем другое дело. Здесь ты — главный, ты — в центре внимания. Далеко не все готовы встать с плакатом и хоть и ненадолго, на 20 минут, но стать лидером протеста. Только ПИКЕТМЭНЫ и ПИКЕТВУМЭН.

Елена Филина

Осенью вместе с Андреем Моревым, Еленой Филиной и Михаилом Плетневым мы запустили движение «Метропикет» — акцию одиночных пикетов в поддержку политзаключенных у станций московского метрополитена. С октября 2019 года по март 2020 года люди каждую пятницу несколько часов стояли с плакатами, рассказывая прохожим о политических делах в России. «Метропикет» стал заметным общественным событием и проходил также в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Омске, Ростове и других городах.

В новом году я вышел с одиночным пикетом против поправок в Конституцию еще 18 января, потом организовал пикетную очередь в поддержку журналиста из Дагестана Абдулмумина Гаджиева. Вместе с экс-фигурантом «Московского дела» Алексеем Миняйло мы устроили пикетную очередь у памятника князю Владимиру против «обнуления» Путина. Крупнейший в своей истории «Метропикет» прошел в феврале в формате пикетной очереди у здания ФСБ — люди требовали отменить приговор по делу «Сети».

Во время эпидемии коронавируса и «самоизоляции» одиночные пикеты по понятным причинам прекратились. Но 26 мая активист и мой товарищ по «Метропикету» Виктор Немытов вышел в одиночный пикет в поддержку арестованного «Омбудсмена полиции» Владимира Воронцова и был задержан. При задержании ему сказали, что он нарушает режим самоизоляции (за что полагался штраф в 4 тысячи рублей), но уже в ОВД полицейские неожиданно начали составлять на него еще и протокол по статье 20.2 КоАП (нарушение правил проведения акций), которую вменяют обычно участникам и организатором несогласованных митингов и шествий.

Вменять ее участникам пикетных очередей нельзя. Это незаконно.

Из чувства солидарности я в тот же день вышел с одиночным пикетом в поддержку Немытова и Воронцова и тоже был задержан (как и еще двое человек после меня). Меня и Немытова вскоре отправили под арест на 15 суток (за одиночный пикет!), что спровоцировало волну одиночных пикетов в нашу поддержку. Всех участников одиночных пикетов задерживали, везли в ОВД, где составляли протоколы по ч.20.2 КоАП. На моей апелляции в качестве «свидетеля» выступил майор полиции Бандура, который назвал пикетную очередь «скрытым массовым мероприятием», с чем судья охотно согласился.

С этого момента все одиночные пикеты в Москве разгоняются так, будто это массовые беспорядки. Не щадят никого — ни молодых девушек, поддерживающих Юлию Цветкову, ни журналистов, выступающих за коллегу Ивана Сафронова, ни даже экологических активистов.

Практически всем пикетчикам выносят штраф (10-20 тысяч рублей), а при повторном нарушении отправляют их либо под арест (максимум на 30 суток, обычно на 15-20), либо штрафуют на 200-300 тысяч рублей.

Сейчас выйти в одиночный пикет даже опаснее, чем прийти на несогласованную массовую акцию (что показали митинги 1 и 15 июля, на которых задержаний на месте сбора не было). В нынешних условиях каждый одиночный пикетчик — это супергерой, это ПИКЕТМЭН или ПИКЕТВУМЭН.

Власти решили под шумок окончательно уничтожить свободу собраний и свободу публичного выражения мнения, поэтому мне кажется важным поддержать людей, выходящих в одиночные пикеты и готовых рискнуть своей свободй или благосостоянием ради общества, ради солидарности с политическими заключенными. Поэтому я и решил объявить сбор средств на штрафы.

Кстати, в прошлом году вместе с журналисткой Лизой Нестеровой я запускал похожий проект «Подельник», в котором собирались средства на оплату штрафов задержанным на мирном Марше за свободу Ивана Голунова. За год работы «Подельник» оплатил 88 штрафов (всем, кто к нам обратился) на сумму 2 миллиона 130 тысяч рублей.

Спасибо всем, кто поучаствовал в «Подельнике» и всем, кто готов помочь Пикетмэнам и Пикетвумэн.

Один за всех, и все за одного!